Что не так с рейтингом s «30 до 30»

Чτo нe τaк c peйτингoм s «30 дo 30»

Недавно Forbes опубликовал уже шестой рейтинг 30 наиболее перспективных россиян возрастом до 30 лет – «30 до 30».

По этому случаю одна из журналисток издания выпустила материал, где вспоминаются некоторые победители прошлых рейтингов. Компании The Game Funds, Dbrain и Умскул выбрали для того, чтобы показать, что такое «успешный успех» для попавших в топ издания.

При ближайшем рассмотрении оказалось, что среди этих 3 проектов есть не взлетевший стартап и организация, к деятельности которой сегодня есть очевидные вопросы.

Начнем с The Game Funds. Это венчурный фонд, основанный в 2021 году и ориентированный на инвестирование в видеоигры (главным образом – на проекты разработчиков из Восточной Европы). Учитывая, что Владимир Путин призывает развивать российский рынок видеоигр (а недавно он поручил наладить производство игровых консолей в России), The Game Funds мог бы сыграть важную роль в этом процессе. Однако сейчас фонд сосредоточен на международных проектах – например, инвестирует в кипрскую студию Jarvi games, британскую Red Rover Interactive и так далее. Как объясняет Мария Кочмола, основательница TGF, вести игровой бизнес из России невозможно из-за санкционных ограничений и ухода многих инфраструктурных компаний. Стоит ли говорить, что офис компании находится в США, а сама Кочмола живет сейчас в Нью-Йорке.

Mapия Koчмoλa (cкpиншoτ: youtube.com/ Дeβoчки β ceτи) kkiqqqidrriqdkmp dzzqyxkzyquhzyuzxyedyyqzzkrt kkiqqqidrxiquvls

Мария Кочмола (скриншот: youtube.com/ Девочки в сети)

Таким образом, фонд, который на старте собрал целых 50 млн долларов, вместо того, чтобы вложить их в развитие исключительно отечественной игровой индустрии, вскоре после основания решил «расширить географию» и фактически ушел за рубеж. Успехи у фонда есть, но связаны они во многом с сотрудничеством с иностранными студиями. Уместно ли включать такой стартап в российский рейтинг?

Не меньше сомнений вызывает Dbrain. Это основанная в 2017 году предпринимателями Алексеем Хахуновым и Дмитрием Мацкевичем компания, которая предлагает решения для оцифровки документов с помощью искусственного интеллекта. В статье Forbes упоминается, что стартап испытывал серьезные финансовые трудности в 2022 году, включая потерю части клиентов в России и за рубежом, падение совокупной выручки до 150 млн рублей и сокращение команды с 45 человек до 30. Однако в 2023 году удалось увеличить выручку до 200 млн рублей и восстановить численность персонала до прежнего значения. И теперь Алексей Хахунов делится планами заключить до конца 2024-го контрактов на 300-350 млн рублей. Насколько цифры, озвученные стартапером в разговоре с журналистом бьются с реальными показателями компании

Согласно данным Rusprofile, в 2023 году выручка стартапа ООО «Дибрейн» составила 116 млн рублей. В 2021 и 2022 годах было 121 и 102 млн рублей соответственно. Для стартапа, который в 2018-м привлекал более 10 млн долларов инвестиций, результаты, могут показаться, слабоватыми. В статье Forbes также указано, что Dbrain работал за рубежом под брендом Handl, однако в 2022 году основатели решили их разделить. Но, по всей видимости, эти компании и до того работали обособленно, и формальной связи между российским ООО «Дибрейн», по данным Rusprofile, с иностранной компанией, владеющей Handl, с момента основания этого ООО не было.

Согласно данным Rusprofile, в 2023 году выручка стартапа ООО «Дибрейн» составила 116 млн рублей. В 2021 и 2022 годах было 121 и 102 млн рублей соответственно. Для стартапа, который в 2018-м привлекал более 10 млн долларов инвестиций, результаты, могут показаться, слабоватыми. В статье Forbes также указано, что Dbrain работал за рубежом под брендом Handl, однако в 2022 году основатели решили их разделить. Но, по всей видимости, эти компании и до того работали обособленно, и формальной связи между российским ООО «Дибрейн», по данным Rusprofile, с иностранной компанией, владеющей Handl, с момента основания этого ООО не было.

Что же касается зарплат, то, согласно Rusprofile, среднемесячная зарплата работников составила 55 тыс 635 рублей и среднесписочная численность составляет 10 человек. Это выглядит очень странно – будто бы в компании вообще нет квалифицированных специалистов по ИИ. Например, средняя заработная плата даже выпускников МФТИ, работающих в Москве IT-специалистами, составляет 300 тысяч рублей в месяц. Прибыль ООО «Дибрейн» в 2023 году составила 2.2 млн руб. Получается, что и основатель едва ли получает даже среднюю для рынка ЗП, и дивидендов с такой прибылью в России у него нет. При этом математика не сходится – в 2023 выручка была 116 млн: из них 2 млн прибыль, и зарплатный фонд на 10 человек из расчета 55 тысяч в месяц на каждого. Даже с учетом накладных расходов и налогов кажется, что с большей частью выручки что-то происходит: или она проходит мимо ФНС, или есть отчисления кому-то за работу этого сервиса... Может быть, дело в том, что Dbrain для распознавания документов использует людей-операторов на краудсорсинговой платформе «Яндекс.Толока»? Если так, то это напоминает ситуацию с Amazon, когда вскрылось, что в их магазинах за покупателями вместе с искусственным интеллектом следила тысяча индийцев.

Дмиτpий Maцкeβич (cкpиншoτ: youtube.com/  Dima Matskevich)

Дмитрий Мацкевич (скриншот: youtube.com/ Dima Matskevich)

Из всей тройки компаний, представленных в материале Forbes, меньше всего вопросов к «Умскулу»: он помогает школьникам и студентам готовиться к экзаменам и получает за это деньги. По данным Rusprofile, при выручке 2.8 млрд рублей прибыль компании в 2023 году была 5,3 млн руб. В 2021 и 2022 годах выручка компании была 440 млн руб и 2,4 млрд руб соответственно. В 2021 году холдинг VK приобрел 25% «Умскула» за 950 млн руб. Таким образом, вся компания была оценена в 3,8 млрд руб. Данные по средней заработной плате и количеству сотрудников в открытом доступе Умскул не предоставляет. Этот проект действительно похож на успех, но его упоминание в одном ряду с компанией, которая, вероятно, пытается выдать труд людей за работу искусственного интеллекта, а также фондом, о работающим главным образом за рубежом, выглядит не вполне обоснованным

Оценить потенциал IT-стартапа до того, как он превратился в успешный бизнес – дело непростое не только в России. Часто компании вынуждены надувать щёки, чтобы собрать деньги на инвестиции. Многие заявляют себя без пяти минут единорогами, и стремятся подать себя в месимально выгодном свете. Это такая специфика бизнеса. Но большинство на прямые вопросы раскрывают реальное положение дел, другие уклончиво отправляют читать многостраничные отчёты и заключения аудиторов, третьи врут до победного. Так, в 2019 в американский рейтинг Forbes «30 до 30» была включена Чарли Джевис, создательница стартапа Frank, помогавшего студентам подаваться на стипендиальные программы, получать финансовую поддержку для оплаты высшего образования и записываться на онлайн-курсы – своего рода Amazon, но для высшего образования. Компанию приобрел крупнейший банк США JPMorgan Chase за 175 млн долларов для того, чтобы привлечь молодую аудиторию. Но вскоре он он понял, что был обманут – при совершении сделки Джевис уверяла, что у Frank 4,25 млн клиентов, однако в действительности их оказалось всего около 300 тысяч. JPMorgan обвинил предпринимательницу в мошенничестве, к нему присоединилась Комиссия по ценным бумагам и биржам США. Суд должен состояться в октябре этого года. Основательнице стартапа может грозить несколько десятков лет тюрьмы.

Можно также вспомнить Сэма Бэнкмана-Фрида и его криптобиржу FTX. В 2021 году он оказался в рейтинге Forbes, а уже в 2022-м его детище,

являвшееся одной из крупнейших криптоплатформ в мире и оценивавшееся в 32 млрд долларов, рухнуло всего за 48 часов. Поводом послужил выход расследования, из которого стало известно, что Бэнкман-Фрид инвестировал в свою компанию Alameda Research с помощью депозитов клиентов FTX без их ведома. Когда правда вскрылась, люди, поддавшись панике, начали в спешном порядке выводить свои средства с платформы, пока она не обанкротилась. Те, кто не успел вывести сбережения, фактически остались без средств. По итогу скандал с FTX подорвал доверие ко всей криптоиндустрии, а самого основателя криптобиржи арестовали, и в марте 2024 года был приговорен к 25 годам лишения свободы.

Недавно глава ФРИИ в интервью РБК упомянул, что сейчас на венчурном рынке колоссальная нехватка денег. Инвесторы пытаются вкладываться в стартапы в расчете на дивидендный доход, но зачастую они не имеют верифицированной информации об этом бизнесе и ориентируются, по сути, на обещания. Деловой прессе, безусловно, стоит быть более прозорливой. Даже проверка по открытым данным ФНС поможет сверить заявления интервьюируемых героев, а заодно уберечь читателей от звёздной пыли без пяти минут единорогов.