По прозвищу Монгол: как сложилась судьба Геннадия Карькова, самого опасного рэкетира в СССР

Родом Геннадий был из небольшого заштатного городка Кулебаки Нижегородской области. По матери имел казахские корни. Откуда получил раскосые глаза. И характерную кличку — Монгол.

С честной жизнью у Монгола не заладилось еще в ранней юности. Промышлявший карманными кражами и мелким гоп-стопом Карьков уже к концу 1960-х провел пару сроков за решеткой. Где, кстати, на одной из ходок и повстречал легендарного вора в законе Васю Бриллианта.

В середине 1960-х умный и сообразительный, а главное открыто плевавший на все прежние воровские понятия, Карьков решил взяться за очередное дерзкое дело...

На этот раз Монгол подался в рэкетиры — новый и непривычный для СССР вид криминала. То есть, замыслил "крышевать" в обмен на разумную плату людей с большими темными деньгами.

Таковыми в глазах Харькова оказались цеховики, фарцовщики, нечистые на руку директора торговых баз, наперсточники и прочие не особо честные по меркам советского времени товарищи. Что в милицию явно б жаловаться на вымогательства не побежали. Ибо там потерпевшим сперва пришлось бы объяснять происхождение у них, "честных тружеников", отобранных Монголом десятков тысяч рублей.

Монгол создал мощную по тем временам группировку в полсотни "быков". В том числе, влился в банду Карькова и сам молодой тогда еще вчерашний цирковой артист-недоучка Вячеслав Иваньков. Позже известный всему отечественному криминальному миру просто как Япончик...

Монгол жестоко ломал своих жертв — в том числе, "вывозами на природу". То есть прямиком в ближайший лес. Где подельники Карькова могли уложить бедолагу в гроб и начать этот гроб самым натуральным способом распиливать обыкновенной пилой "Дружба-2"! После такой "веселой прогулки" самые упертые воротилы отдавали бандитам кровно нажитое добро.

Московские цеховики должны были платить Монголу за крышу строгую таксу — не менее 10% от своего дохода. Так начал свою работу "дедушка русского рэкета". Юрий Деточкин отдыхает!

Банда Монгола впрочем столкнулась с немалым числом проблем. В воровском мире рэкет сочли прямым нарушением воровского кодекса чести. А на опаснейшую группировку в 1971-м году объявили открытую охоту КГБ с МВД. Ибо мафии, даже самой бессмертной, в нашей страны быть не могло!

Милиционерам, впрочем, удалось доказать всего пару-тройку преступных эпизодов банды Монгола. Ибо, как мы выше уже говорили, "клиенты" Карькова не особо торопились давать на своего мучителя свидетельские показания. Однако и этих пары показаний с лихвой хватило, чтоб отправить бандита на нары.

В 1972-м году Карьков попал за решетку на долгих четырнадцать лет. Впрочем, в тюрьме после долгих дебатов на сходке законники с него за рэкет не спросили. Тем более, что в конце 1970-х на всесоюзной сходке воров в законе в Кисловодске крышевание цеховиков получило от авторитетов добро...

Сам получивший титул вора в закона Монгол, как положенно, отсидел свой срок от звонка до звонка. Освободился в 1986-м году. Попытался вернуться к прежним занятиям. Завел из молодых спортсменов новую банду, пытавшуюся крышевать автосервисы.

Однако рэкетирам нового времени Карьков с его "мягкой политикой" уже казался смешным — он и представить не мог такие жесткие методы пыток жертв, утюги и пистолеты.

- Я после тюрьмы совершенно не узнал этого нового мира, — так во воспоминаниям подельников говорил в начале 1990-х Монгол. — Страну подмяли те, кого я только буквально вчера грабил... Воровской титул теперь можно было за деньги купить. Рэкет, за который меня когда-то воры осуждали, теперь на поток стал!

Как авторитет, Карьков стал решалой и смотрящим по нескольким районам Москвы. Однако затем решил уехать за границу. Обзавелся домиком на Лазурном Берегу во Франции. Решив дожить свои дни на родине, вернулся в Москву. Скончался от рака в Подольском онкодиспансере в 1994-м. Было "дедушке русского рэкета" 63 года.